вторник, 13 августа 2019 г.

Стыд и вина

Стыд и вина – в чём отличие? Это тема, о которой готова говорить часами. Здесь часами не получится, но некоторое количество минут отнять у читателей смогу.


Обычно понятия «стыд» и «вина» мы используем как синонимы. Когда говорим: «Мне стыдно за это», то также подразумеваем, что испытываем чувство вины. Но, как учат нас лингвисты, абсолютных синонимов не бывает - разница хоть в чём-то, да имеется.

Попробую систематизировать. Разведу по четырём сферам с немного пафосными названиями: телесность, ум, душа и люди.

Телесность


Почти все эмоции внешне как-то выражаются. Радость выражается улыбкой, печаль – слезами… И не надо быть сериальным доктором Лайтманом, чтобы заметить, когда человек доволен, а когда ему явно плохо.

Экспрессия


Стыд имеет телесное выражение, знакомое каждому. Это опущенная голова, отведённые в сторону глаза, ссутуленные плечи и знаменитый стыдливый румянец. В таком состоянии человек теряет способность связно излагать мысли, заикается, иногда начинает «нести ахинею», невольно усугубляя своё положение.

Вина – один из тех редких случаев, когда нет чётко выраженного экспрессивного компонента. Человек может длительное время жить под гнётом вины, никак не проявляя её внешне. Вина, подобно хронической болезни, подтачивает нас изнутри. Психоанализ богат описаниями клинических случаев на эту тему.

Ощущения


Ощущения, свойственные чувству вины, также чётко не определены. А вот переживания стыда характерны и универсальны. Люди в разных странах, принадлежащие к разным культурам, описывают эти ощущения одинаково.

Язык фиксирует их в распространённых метафорах: «провалиться от стыда сквозь землю», «сгореть со стыда», хочется «сжаться в комочек», «исчезнуть», стать меньше и незаметнее. Люди описывают своё состояние как «неловкость», «словно стою в круге света» или «голый посреди оживлённой улицы», «словно все показывают на меня пальцем», «как загнанный в угол зверёк».

Интересно, что аналогичные ощущения люди испытывали и под гипнозом, когда чувство стыда им внушалось. По-моему, это говорит о том, насколько глубоко данная эмоция укоренена в нашем теле и сознании. Недаром стыд и вину исследователи (со времён аж самого Дарвина) включают в «комплект» базовых, т.е. первичных, основных эмоций.

Ум


На мышление стыд и вина действуют диаметрально противоположно.
Стыд вызывает своего рода умственный «ступор». При этом страдалец сам себе кажется непонятливым и вообще глупым. В такие моменты люди ощущают «пустоту в голове», возникает как бы ментальная пауза: мысли отсутствуют, поле восприятия сужается, человек теряет способность объективно оценивать обстановку. Он поглощён своим переживанием, не в состоянии отвлечься, центрируется на себе.

Вина, напротив, подталкивает мышление, побуждает децентрироваться и искать выход из неприятностей: пути примирения, искупления или хотя бы увиливания от ответственности за содеянное. Вина также стимулирует самоанализ, а значит - саморазвитие. Вина преподаёт нам урок.

Испытывая стыд, человек ни на что подобное не способен. Грубо говоря, ему в этот момент не до рефлексий. Единственное, чего он хочет, - побыстрее избавиться от столь дискомфортного состояния. Недаром описания вины характеризуются желанием спрятаться, убежать, как-либо скрыться с чужих глаз хотя бы символически, закрыв лицо руками.

стыд и вина

Практически, в такой момент человек находится в состоянии стресса. Недаром некоторые исследователи рассматривают эмоцию стыда как особую форму тревоги. Во всяком случае, психофизиологические проявления стресса аналогичны.

Душа


Стыд приводит к моментальному обрушению самооценки в режиме здесь-и-сейчас. Кто-то из исследователей метко охарактеризовал это как «утрату ситуационного самоуважения». Стыд, в отличие от чувства вины, сопровождается ярко выраженным ощущением собственной никчёмности, неадекватности, нелепости, ощущением позорного поражения, «фиаско».

Ещё одним компонентом переживания стыда является чувство беспомощности и слабости. Не удивительно, что психологи называют стыд одной из самых тяжёлых эмоций, не уступающей по своей разрушительной силе страху или горю.

Естественно, подобные ощущения никто не захочет пережить ещё раз. Поэтому люди пытаются стыд подавлять. Иногда можно видеть, как пристыженный, стараясь не обнаружить своего «провала», занимает агрессивно-самоуверенную позицию, граничащую с эпатажем. В психологии такой защитный механизм получил название «реактивного образования» - подмена своих истинных чувств прямо противоположными. Это очень распространённый способ справиться с нахлынувшим стыдом – демонстративное бесстыдство.

Другой способ – самоконтроль. Человек постарается больше никогда не стать «посмешищем», поэтому начнёт контролировать себя даже в мелочах. Например, следить за тем, насколько тщательно он одет, как говорит, двигается, как смотрится со стороны, правильно ли реагирует и т.д. Вопросы «Что обо мне подумают?» и «Не буду ли я выглядеть смешно?» становятся болезненно актуальными. Самоконтроль, в свою очередь, может породить довольно серьёзные проблемы, достойные отдельного блога.

Стыд – переживание всеобъемлющее, даже если «формально» мы стыдимся чего-то конкретного: своей причёски, формы ушей, дохода, образования и т.п. вполне определённых вещей. Детали не так важны, ибо, когда стыд наступает, он захлёстывает нас целиком.

Так, если человек стыдится своего лишнего веса, то идея «похудею и избавлюсь от комплексов» срабатывает, к сожалению, нечасто. Подтверждением чему являются расстройства пищевого поведения, приводящие к реально трагическим результатам. Похудение в этих случаях никогда не бывает достаточным. Потому что дело не в лишних килограммах, причина стыда не в них.

Неслучайно гештальт-терапевты говорят о т.н. «токсическом стыде» - общем, недифференцированном переживании собственной неполноценности, истоки которой не осознаются и которую можно обобщить так: «Стыдно быть мною». А на сознательном уровне это может выражаться в любых конкретных вещах. В таком случае у страдальца просто нет шансов – что-то всегда у него будет не так. Малейшей социальной неудачи, малейшего промаха становится достаточно, чтобы вогнать его в краску, казалось бы, на пустом месте.

По мнению психоаналитика Марио Якоби, стыд сродни мифологическому «фиговому листку», который прикрывает самые интимные стороны нашей личности. Поэтому он переживается столь болезненно.

Конечно, любой человек может (даже иногда должен) испытывать неудобство за какие-то свои особенности, внешние или внутренние. Это нормально, ведь стыд – одна из базовых эмоций, присущих всему роду человеческому. Но, как говорится, всё хорошо в меру. Психотерапевт Альберт Эллис в этом плане предлагал противопоставлять «нездоровым» (в его терминологии) эмоциям стыда и вины более «здоровое» чувство сожаления - не «Стыдно, что я такой идиот», а «Жаль, что я вчера так неразумно поступил». (Правда, такой метод «самотерапии» вызывает у меня некоторые вопросы, но это уже другая тема.)

Тем не менее, вина действует деликатнее, избирательно. Допустим, некто совершил неблаговидный поступок. Вина касается конкретно этого поступка. А стыд подвергает суду личность, совершившую поступок. Т.е. плох не мой поступок, а я! И в этом смысле стыд действует разрушительно, в то время как вина способна действовать и в направлении созидания.

Люди


На английский слово «вина» можно перевести как «guilt» и «fault». Последнее слово также переводится как «ошибка», «промах». Это хорошая иллюстрация основного водораздела между этими эмоциями.

Вина – некая ошибка. А ошибку можно исправить. Ну, или хотя бы попытаться это сделать. Другой вопрос – как?
Вина заставляет искать выход, строить планы. Если исправить нельзя, человек может переживать, порой тяжело, но это даёт простор для самопознания.

На этом пути он сопоставляет свои действия с реакциями окружающих, ищет с ними примирения, прощения и т.п. В общем, кооперируется. Понятие вины неразрывно связано с понятием совести, т.е. чувством ответственности и сопричастности.

Стыд же оставляет человека в одиночестве. Он изолирует, а не сближает. Ведь одно дело, если другие стали свидетелями твоей ошибки, другое – свидетелями твоего унижения! Если ошибся – можно исправить. Если унижен – ты изгой.

Кстати, в этом парадокс стыда – он изолирует человека от других людей, и одновременно без людей он не возникает. Этакая изоляция посредством кооперации. Человеческая психология вообще полна парадоксов. А парадоксы нельзя разрешить логически. Именно поэтому работа с психологическими проблемами настолько сложна и, как правило, длительна. Проблема стыда не исключение.

Психологам зачастую приходится учить своих клиентов разделять свои чувства и суждения. Ошибка не есть унижение. Плохой поступок не есть плохой человек. Как ни странно это прозвучит, но чувству вины иногда нужно учиться. Это всё-таки более зрелая и сложная эмоция.

Почему так? Как формируются стыд и вина? Эти вопросы постараюсь обсудить в следующем блоге.

Комментариев нет:

Отправить комментарий